«Очевидец» (Pealtnägija) как образцово-показательный экземпляр калоши, в которую села наша журналистика

In Эстония

В Эстонии, к сожалению, медиа всё чаще выступает в роли вандала и разрушителя, причём делает это по политическим и идеологическим соображениям.

Харьюский уездный суд вынес 8 июля решение: Эстонское национальное телерадиовещание (ERR) в апреле 2019 года в передаче и статье «Pealtnägija»: firmaveski 300 ettevõtte seas on ka kahtlane kool ja kirjastus» опубликовало ложные данные и нанесло ущерб». Суд первой ступени удовлетворил иск предпринимателей украинского происхождения к ERR в пользу трёх истцов полностью, и в пользу ещё двух пострадавших – соответственно, на 80 и на 70%.

Дело, конечно, не в данном конкретном прецеденте, а в передаче «Очевидец» вообще – слишком много морального и материального вреда она уже нанесла. Первым делом вспоминаются безвременно ушедший на днях предприниматель Мати Ветевоол и его семейная фирма, которая была доведена совместными усилиями прессы и государственного департамента практически до банкротства, да и здоровье этого человека пошатнулось.

Сеявший клевету «Очевидец» извинился за свою неприглядную роль в деле фирмы M.V.Wool, что ни на иоту не возместило нанесённого бизнесу и здоровью ущерба, но, например, перед очернённым бывшим министром Мартом Ярвиком не извинился никто. Когда «Очевидец» связал спонсоров нашего спорта с допинговыми скандалами, колумнист Прийт Тали писал: «Кто раньше, кто позже, а кто уже сейчас понял, что ведущий «Очевидца» Михкель Кярмас в принципе не совершил ничего нового и небывалого. Схема давно знакома. Передача находит какое-то неприглядное событие (даже гипотетическое), подыскивает известного человека, которого можно, пусть косвенно и окольным путём, как-то привязать к этому нехорошему событию. И затем в заголовке крупным шрифтом пропечатывается имя этого человека и суть инцидента, чтобы в сознании читателя и зрителя создалась прямая связь между причиной и следствием, деянием и виновным. Дабы «захватывающая история» набрала аудиторию побольше, чтобы число «кликов» быстро росло.»

Разумеется, у «Очевидца» есть и журналистские удачи, но всё положительное затмевается тем, что авторы постоянно садятся в калошу. Или даже в лужу.

Впрочем, в Эстонии есть журналистика и посквернее – такая, как грубые и ограниченные, идеологически ангажированные передачи Вильи Кийслер в Дельфи. Или театр абсурда под названием «Контроль фактов Дельфи».

Mobile Sliding Menu