«Катри Райк неслась по серебряной нарвской улице легко, как ангел, отталкиваясь от грешной земли…»

In Эстония

«Остап скользнул взглядом по шеренгам «черных», которые окружали его со всех сторон, по закрытой двери и неустрашимо принялся за работу. Он подошел к одноглазому, сидевшему за первой доской, и передвинул королевскую пешку с клетки е2 на клетку е4.

Одноглазый сейчас же схватил свои уши руками и стал напряженно думать. По рядам любителей прошелестело:

– Гроссмейстер сыграл е2 – е4.

Остап не баловал своих противников разнообразием дебютов. На остальных двадцати девяти досках он проделал ту же операцию: перетащил королевскую пешку с е2 на е4. Один за другим любители хватались за волосы и погружались в лихорадочные рассуждения.

На третьем ходу выяснилось, что гроссмейстер играет восемнадцать испанских партий. В остальных двенадцати черные применили хотя и устаревшую, но довольно верную защиту Филидора. Если б Остап узнал, что он играет такие мудреные партии и сталкивается с такой испытанной защитой, он крайне бы удивился. Дело в том, что великий комбинатор играл в шахматы второй раз в жизни.»

Как многие помнят, великий комбинатор завернул в захолустный городишко Васюки для того, чтобы облегчить карманы местных жителей и использовать их деньги в своих личных интересах. Катрин Райк же стремилась в Нарву (которую она на днях назвала «пустым местом») не корысти ради, а токмо чтобы помочь городу и нарвитянам. Но начинает она на должности мэра так же, как Остап.

Прекрасно, что в день рождения Пауля Кереса 7 января руководители Нарвы и Нарва-Йыэсуу возложили цветы к памятнику шахматиста и обсудили возможность связать планируемый в следующем году крупный международный шахматный турнир в двух городах с именем эстонского гроссмейстера.

Катри Райк сказала в интервью новостному порталу rus.err.ee, что в 1939 году в Нарве состоялся сеанс одновременной игры с участием Пауля Кереса. По многим деталям интервью совпадает с легендарным эпизодом «12 стульев».

«Сама Катри Райк в шахматы не играет. “Только в шашки. Знаю только, как ходят шахматные фигуры».

Что-то знакомое, правда?

«Гроссмейстер вошёл в зал. Он чувствовал себя бодрым и твёрдо знал, что первый ход e2 – e4 не грозит ему никакими осложнениями. Остальные ходы, правда, рисовались в совершенном уже тумане, но это нисколько не смущало великого комбинатора. У него был приготовлен совершенно неожиданный выход для спасения даже самой безнадежной партии.»

Катри Райк, упоминая о сеансе одновременной игры Пауля Кереса, хотела бы сделать это в Нарве традицией, тем более что и свой «Шахклуб четырёх коней» там уже имеется.

По её словам, в Нарве могла бы появиться традиция сеанса одновременной игры с участием известных мастеров: “И почему бы не провести в Нарве шахматный турнир всех эстонских самоуправлений,» – сказала Катрин Райк.

Да, с этого и надо начинать. Тогда скоро в Нарву переедет столица Эстонии и город переименуют в Нью Таллинн, а Таллинн переименуют в Старую Нарву.

«– Шахматы! – говорил Остап. – Знаете ли вы, что такое шахматы? Они двигают вперед не только культуру, но и экономику! Знаете ли вы, что шахматный клуб четырех коней при правильной постановке дела сможет совершенно преобразить город Васюки?

Остап со вчерашнего дня еще ничего не ел. Поэтому красноречие его было необыкновенно.

– Да! – кричал он. – Шахматы обогащают страну! Если вы согласитесь на мой проект, то спускаться из города на пристань вы будете по мраморным лестницам! Васюки станут центром десяти губерний! Что вы раньше слышали о городе Земмеринге? Ничего! А теперь этот городишко богат и знаменит только потому, что там был организован международный турнир. Поэтому я говорю: в Васюках надо устроить международный шахматный турнир!

– Как? – закричали все.

– Вполне реальная вещь, – ответил гроссмейстер, – мои личные связи и ваша самодеятельность – вот все необходимое и достаточное для организации международного Васюкинского турнира. Подумайте над тем, как красиво будет звучать – «Международный Васюкинский турнир 1927 года». Приезд Хозе-Рауля Капабланки, Эммануила Ласкера, Алехина, Нимцовича, Рети, Рубинштейна, Мароци, Тарраша, Видмара и доктора Григорьева – обеспечен. Кроме того, обеспечено и мое участие!

– Но деньги! – застонали васюкинцы. – Им же всем деньги нужно платить! Много тысяч денег! Где же их взять?

– Все учтено могучим ураганом! – сказал О. Бендер. – Деньги дадут сборы!

– Кто же у нас будет платить такие бешеные деньги? Васюкинцы…

– Какие там васюкинцы! Васюкинцы денег платить не будут. Они будут их по-лу-чать! Это же все чрезвычайно просто. Ведь на турнир с участием таких величайших вельтмейстеров съедутся любители шахмат всего мира. Сотни тысяч людей, богато обеспеченных людей, будут стремиться в Васюки. Во-первых, речной транспорт такого количества людей поднять не сможет. Следовательно, НКПС построит железнодорожную магистраль Москва – Васюки. Это – раз. Два – это гостиницы и небоскребы для размещения гостей. Три – это поднятие сельского хозяйства в радиусе на тысячу километров: гостей нужно снабжать – овощи, фрукты, икра, шоколадные конфекты. Дворец, в котором будет происходить турнир, – четыре. Пять – постройка гаражей для гостевого автотранспорта. Для передачи всему миру сенсационных результатов турнира придется построить сверхмощную радиостанцию. Это – в-шестых. Теперь относительно железнодорожной магистрали Москва – Васюки. Несомненно, таковая не будет обладать такой пропускной способностью, чтобы перевезти в Васюки всех желающих. Отсюда вытекает аэропорт «Большие Васюки» – регулярное отправление почтовых самолетов и дирижаблей во все концы света, включая Лос-Анжелес и Мельбурн.

Ослепительные перспективы развернулись перед васюкинскими любителями. Пределы комнаты расширились. Гнилые стены коннозаводского гнезда рухнули, и вместо них в голубое небо ушел стеклянный тридцатитрехэтажный дворец шахматной мысли. В каждом его зале, в каждой комнате и даже в проносящихся пулей лифтах сидели вдумчивые люди и играли в шахматы на инкрустированных малахитом досках. Мраморные лестницы действительно ниспадали в синюю Волгу. На реке стояли океанские пароходы. По фуникулерам подымались в город мордатые иностранцы, шахматные леди, австралийские поклонники индийской защиты, индусы в белых тюрбанах – приверженцы испанской партии, немцы, французы, новозеландцы, жители бассейна реки Амазонки и, завидующие васюкинцам, – москвичи, ленинградцы, киевляне, сибиряки и одесситы. Автомобили конвейером двигались среди мраморных отелей.

– Не беспокойтесь, – сказал Остап, – мой проект гарантирует вашему городу неслыханный расцвет производительных сил. Подумайте, что будет, когда турнир окончится и когда уедут все гости. Жители Москвы, стесненные жилищным кризисом, бросятся в ваш великолепный город. Столица автоматически переходит в Васюки. Сюда переезжает правительство. Васюки переименовываются в Нью-Москву, а Москва – в Старые Васюки. Ленинградцы и харьковчане скрежещут зубами, но ничего не могут поделать. Нью-Москва становится элегантнейшим центром Европы, а скоро и всего мира.

– Всего мира!!! – застонали оглушенные васюкинцы.

– Да! А впоследствии и вселенной. Шахматная мысль, превратившая уездный город в столицу земного шара, превратится в прикладную науку и изобретет способы междупланетного сообщения. Из Васюков полетят сигналы на Марс, Юпитер и Нептун. Сообщение с Венерой сделается таким же легким, как переезд из Рыбинска в Ярославль. А там, как знать, может быть, лет через восемь в Васюках состоится первый в истории мироздания междупланетный шахматный турнир!»

Остап вытер свой благородный лоб. Ему хотелось есть до такой степени, что он охотно съел бы зажаренного шахматного коня…»

Посулившая нарвитянам шахматный турнир Катри Райк много чего пообещала избирателям. Но не остаться бы нарвитянам у разбитого корыта, как оказались в своё время васюкинцы. Ведь Райк – социал-демократ, а у социал-демократов Эстонии в последнее время уже такие приоритеты, которые консервативным православным жителям Нарвы могут и не подойти. Как бы в городе не запретили расистские белые шахматные фигуры и не упразднили мужские и женские шахматы.

Ну а постигнет ли Катри Райк в Нарве судьба Остапа Бендера в Васюках, покажет время.

«Не теряя драгоценного времени, Остап швырнул шахматную доску в керосиновую лампу и, ударяя в наступившей темноте по чьим-то челюстям и лбам, выбежал на улицу. Васюкинские любители, падая друг на друга, ринулись за ним.

Был лунный вечер. Остап несся по серебряной улице легко, как ангел, отталкиваясь от грешной земли. Ввиду несостоявшегося превращения Васюков в центр мироздания бежать пришлось не среди дворцов, а среди бревенчатых домиков с наружными ставнями.»

„Katrin Raik lendas mööda hõbelevat tänavat kergelt nagu ingel, tõugates ennast eemale patusest maapinnast…“

„Ostap astus ühesilmalise juurde, kes istus esimese laua taga, ja lükkas kuningaetturi väljalt e2 väljale e4. Ühesilmaline haaras otsekohe oma kõrvadest kätega kinni ja hakkas pingeliselt mõtlema. Pealtvaatajate ridadest käis läbi sumin:

„Suurmeister mängis e2-e4.“

Ostap ei hellitanud oma vastaseid avangute rohkusega. Ülejäänud kahekümne üheksal laual sooritas ta sellesama operatsiooni: lükkas kuningaetturi e2-e4-le. Üksteise järel haarasid maleharrastajad juustest kinni ja hakkasid palavikuliselt mõtlema.

Kolmandal käigul selgus, et suurmeister mängib kaheksateistkümmend hispaania partiid. Ülejäänud kaheteistkümnes partiis kasutasid mustad ehkki vananenud, kuid üsna kindlat Philidori kaitset. Kui Ostap oleks teadnud, et ta mängib selliseid keerulisi avanguid ja satub sellise äraproovitud kaitse peale, oleks ta olnud äärmiselt üllatatud. Asi seisis selles, et suur kombinaator mängis malet teist korda elus…“

(Ilja Ilf ja Jevgeni Petrov – „12 tooli“)

Nagu nõukogude kirjanduse klassikaga tuttavad lugejad mäletavad, sattus suur kombinaator Ostap Bender Vasjuki karuperselinna selleks, et kasseerida kohalikult naiivselt elanikkonnalt raha oma isiklikuks otstarbeks. Katri Raik kippus Narva linna (tema enda sõnul „tühja kohta) kindlasti õilsamatel ajenditel, aga alustab linnapea kohal täpselt nagu Ostap.

Tore, et Raik asetas koos Narva-Jõesuu kolleegidega 07. jaanuaril lilled Paul Kerese mälestusmärgi jalamile ja kavatseb viia Narvas läbi Kerese nimelise maleturniiri. Meer andis rus.err.ee-le tähelepanuväärse intervjuu, mis meenutas kangesti tuntud satiirikute romaanis kirjeldatud olukorda.

„Katri Raik ise malet ei mängi. „Ainult kabet. Tean ainult seda, kuidas käivad malendid.“

Kas tuleb tuttav ette? „Ostap astus saali. Ta käitus julgelt, sest teadis täpselt, et esimene käik e2-e4 ei ähvarda teda mitte mingisuguste komplikatsioonidega. Järgmised käigud olid küll udused, kuid see suurt kombinaatorit ei häirinud. Tal oli valmis kiire väljapääs isegi kõige lootusetuma partii päästmiseks.“

Katri Raik mainis oma intervjuus Narvas 1939. aastal toimunud Kerese malesimultaani ja soovib kinnistada piirilinnas seda traditsiooni. „Meil on olemas maleklubi… Miks mitte viia Narvas läbi kõigi Eesti omavalitsuste turniiri?“ küsis ta optimistlikult.

Jah, see on äraproovitud variant. Malet kabega segi ajanud „suurmeister“ Ostap korraldas Vasjuki „Seitsme ratsu maleklubis“ malesimultaani ja sai selle eest naiivsetelt linlastelt raha, uinutades neid lubadusega korraldada selles kolkas rahvusvaheline, seejärel aga kogunisti planeetidevaheline malekongress.

„Jah,“ hõiskas ta, „male rikastab riiki! Kui te minu projektiga nõusse jääte, siis hakkate te linnast sadamasse käima mööda marmortreppe! Vasjuki muutub kümne kubermangu keskuseks!“…

Vasjuki malehuviliste vaimusilma ees avanesid pimestavad perspektiivid. Klubiruum muutus avaramaks. Hobusekasvatuse pesa pehkinud seinad pudenesid laiali ja nende asemele kerkis sinitaevasse 33-korruseline klaasist malepalee. Igas saalis, igas toas ja isegi püssikuulina lendavais liftides istusid mõtteisse süvenenud inimesed ja mängisid malet inkrusteeritud malahhiitlaudadel… Kiirrongid kihutasid kõigisse Vasjuki kaheteistkümnesse vaksalisse, tuues kohale üha uusi malehuviliste hulki…“.

Vasjukinlastele oli lubatud, et tänu maleturniirile suureks kasvanud Vasjukisse kolivad moskvalased, pealinn automaatselt kolib ka sinna, Vasjuki nimetatakse ümber New-Moskvaks ja Moskvast saavad Vanad Vasjukid. New Moskva saab Euroopa, varsti aga kogu maailma kõige elegantsemaks keskuseks. Aga hiljem ka universumi keskuseks…

Ka maleturniiri narvakatele lubanud Katri Raik tõotas valijatele üht koma teist. Kui see kõik nüüd lõhkise künaga ei lõppe, sest sotsidel on ju täna hoopis teised prioriteedid, millest vanameelsed Narva elanikud ei pruugi aru saada, ja varsti võidakse Narvas vabalt ära keelata valged malendid ja eraldi mees- ja naismaletajad.

Kas omavalitsustevahelise malekongressi korraldajat Narvas Katri Raiki tabab sama saatus, mis tabas planeetidevahelise maleturniiri korraldajat Vasjukis Ostap Benderit, näitab aeg.

„Kallist aega kaotamata virutas Ostap malelauaga lambi puruks ning jooksis, saabunud pimeduses lüües vastu kellegi lõugu ja laupasid, tänavale. Vasjuki linna malesõbrad tormasid üksteise otsa komistades talle järele.

Õhtu oli kuuvalge. Ostap lendas mööda hõbelevat tänavat kergelt nagu ingel, tõugates ennast eemale patusest maapinnast. Et Vasjuki polnud universumi keskuseks veel saanud, tuli tal joosta mitte paleede, vaid väljastpoolt suletavate luukidega palkmajade vahel.“

Ivan Makarov

Mobile Sliding Menu