«В очередь, сукины дети, в очередь!» – «А я здесь стояла!»

In Эстония

Когда я в статье о массовой травле, которую устроили Варро Вооглайду проправительственные СМИ, использовал цитату из Булгакова «В очередь, сукины дети! В очередь!», я никак не думал, что кто-то её воспримет буквально.

Но на следующий же день на этот призыв откликнулась Ирина Каблукова из rus.postimees, которая, как профсоюзная активистка Шура из «Служебного романа», смяв ровный ряд жаждущих выслужиться – «я здесь стояла!» – опубликовала в адрес Вооглайда нечто ностальгическое.

Там весь джентльменский набор возбуждённой обывательницы: «возмутительной выходки», «убраться», «заткнуть рот», «хамством, оскорблениями, радикальными выплесками гнева, призывами к насилию», «грязь, оскорбления, призывы к насилию», «грязью окатили», «полный отказ от установленных правил», «агрессивно не желает придерживаться установленных в этом обществе порядков», «оскорблять, унижать и призывать к насилию», «площадную брань и размахивание кулаками», «запах анархии» и т,д.

Помнится одна фраза из «Эры милосердия» братьев Вайнеров: «Постой, Спиридон, что из тебя, как из рваного мешка, сыплется! сказал домоуправ, и дворник обиженно замолчал.»

Госпожа Каблукова не замолчала. Она, видимо, не в курсе того, что «установленные правила» разные бывают – есть установленные в нарушение основного закона (конституции) исполнительной властью, а есть сама конституция и принимаемые парламентом законы. Варро Вооглайд, как опытный юрист, в этом хорошо разбирается и выиграл несколько громких судебных процессов, защищая незаконно уволенных властью полицейских, спасателей и врачей.

Господин Вооглайд – человек выдержанный, даже немного флегматичный, так что брань, в том числе площадная, кулаки, оскорбления и призывы к насилию – не по его части. Не говоря уже о «хамстве» – госпожа Каблукова тут напомнила Эллочку Людоедку с её любимым «Хамите, парниша!». Словарный запас Эллочки составлял 30 слов, так что ей приходилось всё время повторяться. Как и И. Каблуковой в её филиппике.

Придётся повторить и мне: «В очередь, сукины дети! В очередь!

Kokkuvõte: rus.postimees sai otsesõnu aru meie eilsest Bulgakovi tsitaadist „Järjekorda, litapojad! Järjekorda!“ ja trügis lausa teistest ette. Tulemus on nostalgiline ja kirjeldamatu.

Ivan Makarov

Mobile Sliding Menu