Уехавший из Санкт-Петербурга гей-фольклорист написал книгу

In Мозаика

Петербуржец Максим Дрожжин, уехавший из России после того, как его выгнали из фольклорного ансамбля СПбГУ, опубликовал книгу «Записки пропагандиста», в которой рассказывает о том, как его «попросили» из народного ансамбля за раскрытие своей сексуальной ориентации.

«Это дневниковые записи. Но то не просто моя история. Это история страны. Там в книге есть определение, которое мне выдала полиция. Меня пытались признать пропагандистом по статье 6.21 КоАП «Пропаганда гомосексуализма». И я уехал из России, потому что меня пытались признать пропагандистом. Поэтому я так и назвал», — рассказал гей Дрожжин «Фонтанке» 1 февраля.

Преподаватель и руководитель ансмбля Екатерина Головкина объяснила, что их ансамбль — маленький сплочённый коллектив, важную роль в котором играют близкие отношения между участниками. Они работают с традиционной культурой, поэтому «по морально-этическим нормам» не могут наладить такого общения с Максимом.

«Мы – не монастырь и не монастырский хор со своим уставом, но мы – люди, занимающиеся традиционной народной культурой, и, как ни крути, когда мы говорим о свадьбах и записываем это всё, это другое», — заявила она. Кроме того, чистота пения бывает не только физическая, но и духовная, и на этом уровне близкого общения у них с геем не получится, считает руководитель коллектива.

«У нас общение идет с материалом традиционной народной культуры, а то, что у Максима на страничке, это вещи не только не близкие, но и чуждые ей», — отметила Екатерина Головкина, добавив, что слова, «которым Максим себя называет», то есть «гей», в её лексиконе нет.

Kokkuvõte: Sankt-Peterburgi riikliku ülikooli folkansambli liige Maksim Drožžin lahkus Venemaalt ja kirjutas raamatu pärast seda, kui ta ansamblist välja visati põhjusel, et ta rõhutas sotsiaalmeedias, et on gei, ja avaldas vastavaid fotosid. Politsei süüdistas teda kogunisti homoseksualismi propageerimises, mis on Venemaal kuritegu. Ansambli juht Jekaterina Golovkina selgitas, et nad uurivad ja taastavad traditsioonilist rahvakultuuri, salvestavad muuseas ka pulmakombestikku ja muusikat, seega homondus sinna konteksti küll ei sobi. Ja et nendel on väike ühtehoidev kollektiiv, kus suhted sellise orientatsiooniga inimesega ei saa olla loomingu jaoks piisavalt lähedased. Pealekauba võib laulmise puhtus olla mitte ainult füüsiline, vaid ka vaimne, ja gei osalusega see kaob.

Mobile Sliding Menu