Мёрзнут не только в Европе, но и у прорубленного в неё окна

In Мозаика

В городе Петра тоже похолодало. Учитель немецкого языка 233-й школы и классный руководитель 8Б Виктория Дроздова 7 декабря пришла на работу к восьми утра. Через 20 минут после начала первого урока учительницу вызвало руководство.

Вина педагога заключалась в том, что она информировала родителей о том, что дети в классе мёрзнут. Оказалось, что этот «сор» из избы-холодильни выносить было нельзя. Для руководства школы педагог теперь «подставщик» и диверсант.

Помещение под класс переоборудовано из бывшего танцевального зала, где изначально не предполагалось сильного обогрева. К сегодняшнему же дню старые чугунные батареи не справляются со своей функцией и требуют замены. Когда в Петербурге похолодало до минус 22 градусов, детям посоветовали утепляться термобельём. «Термобельё рассчитано на спортсменов. Они двигаются, потеют, бельё отводит влагу и сохраняет тепло. Но когда дети сидят, они не двигаются и мёрзнут. Вместо того, чтобы работать головой, они переключают внимание на другие вещи», — жалуется мама восьмиклассницы Светлана.

Завуч Ольга Забельская пришла на урок в 8Б и задала жару, произнеся проникновенную речь. «Зачем вы приходите в школу? Фотографировать градусники или учиться? — цитируют её слова школьники. — Что вы возмущаетесь, дети учились и в блокадном Ленинграде (на снимке), было ещё холоднее».

В разговоре с «Фонтанкой» Забельская объясняла холод в кабинете «особенностью школы» и тем, что дети «не надышали» в воскресенье.

Fritsust Merkel võttis  külmetavatelt vene lastelt gaasi. Ka nafta- ja gaasimaardlate maal inimesed külmetavad. Sankt-Peterburgi 233 kooli õppealajuhataja süüdistas saksa keele õpetajat selles, et too on nuhk ja diversant, kuna „viis tüli majast välja“, teatades vanematele, et nende lapsed külmetavad 6-7 tundi järjest. Kooli juhtkond soovitas lastel kanda termopesu ja küsis, kas neil siis häbi ei olegi, sest „koolilastel oli Leningradis blokaadi ajal veel külmem.“ (pildil). Lapsi süüdistati ka selles, et nad „ise ei hinganud ruumi soojaks“.

Mobile Sliding Menu