Мужик в пиджаке стоит на постаменте за национальную безопасность страны

In Мозаика

Общественный совет при Министерстве культуры России проверит репертуар российских театров на предмет соответствия новой стратегии нацбезопасности, которую в начале июля утвердил президент Владимир Путин, заявил глава совета Михаил Лермонтов. Сделать это планируется после скандала со спектаклем «Первый хлеб», поставленного в «Современнике», на который пожаловались из-за «оскорбления ветеранов».

Как дошли до жизни такой, что дальний родственник великого поэта, памятник которому стал одной из ключевых фигур известной советской кримикинокомедии «Джентльмены удачи», будет проверять театры родины на экстремизм – об этом в своём блоге пишет обозреватель Эха Москвы Антон Орехъ.

«Я теперь жду, когда чиновник по имени Александр Пушкин потребует проверить на соответствие национальной безопасности книжные магазины, например. Это будет красиво. А пока председатель общественного совета при Минкульте Михаил Лермонтов извещает нас о слушаниях по театральному репертуару. И проверят слуг Мельпомены не абы на что, а именно на соответствие стратегии национальной безопасности.

Потому что заходить надо сразу с козырей. Пока Бузова во МХАТе играется в Сталина, мы тут поглядим, нет ли на подмостках угрозы стране? Вдруг каждый второй режиссёр – иноагент? Или актёришка какой жертвовал Навальному копеечку?

Мы плавно вошли в эпоху, когда мелочей уже не осталось. Любой поступок может стать предательством или шпионажем, угрозой государству и покушением на конституционный строй.

Думаю, что скандал с постановкой про «Первый хлеб» в «Современнике» был неслучаен. И объявленные Лермонтовым слушания возникли не потому, что Лия Ахеджакова как-то не так декламировала в зал. Всё это было заранее задумано – просто ждали повода, кляузы каких-нибудь офицеров, казачков, верующих. Тем более что штат кляузников подобран, там уже профессиональные жалобщики давно точат перья по всем вопросам и дербанят клавиатуру.

Дошла очередь до театров. Которые, наверное, не всё поняли после дела «Седьмой студии». Но ничего, Лермонтов им объяснит в ходе дискуссии. Прощай, как говорится, немытая Россия. Страна, так сказать, рабов, страна, в некотором смысле, господ.

Театры у нас сплошь государственные. Театров много. Жить им трудно. Только и надежда, что на бюджетную подпитку. А кто театру платит, тот спектакли и заказывает. Кинопродукцию уже по факту поставили под контроль, манипулируя прокатными удостоверениями. Что-нибудь похожее сделают и с театрами. Книги распорядились изымать за неправильные картинки. С интернетом пока сложнее в силу его огромности. Но тренировки идут.

И будут заседать комиссии, состоящие из круглолицых мужчин неопределённого возраста с блестящими щеками и поросячьими глазками и женщин с начёсом под Терешкову и решать, что вам читать, смотреть, в какой театр за чем идти, какие сайты посещать. Чтобы, как говорил герой оскароносного фильма, осталось «одно сплошное телевидение» — и не будет ни кино, ни театра.»

Mobile Sliding Menu