Лермонтов, Ландсбергис и Невзоров: «Прощай, Россия!»

In Мозаика

Александр Невзоров в прямом эфире Эха Москвы разбирался, почему россияне упорно не желают прививаться гениальным Спутником V и почему нынешний режим неминуемо приведёт Россию к распаду.

„Вот тут Путин недоумевает, почему не хотят прививаться – ну почему они все не хотят прививаться? Ну во-первых, есть законы рынка. «Спутник» выбрал уже свою потребительскую базу с помощью государства. А то, что рекламируют Онищенко и Безруков, это не может вызывать, в принципе, доверия у другой части общества. Мне вот, например, всё равно, пусть колются чем угодно, я не сторонник, не противник. Но если есть люди, которые веруют в вакцины и полагают, что те влияют на что-то, но, вероятно, они обязаны были бы открыть врата России всем вакцинам мира. Меня невозможно заподозрить в лоббировании, потому что невозможно лоббировать все вакцины, это всё конкурирующие между собой. Они говорят: «Ах, для нас нет ничего ценнее человеческой жизни». Тогда пустите в Россию эти нормальные вакцины. Пусть 2, хоть 1,5 процента тоже привьются, и вы получите какие-то сбережённые жизни. Нет, они набычились, они упрямствуют, они никого не пустят. Хотите прививаться, хотите жить – вот вам «Спутник».

У нас ещё нарисовался мой старый-престарый враг Ландсбергис. Это литовский лидер эпохи моего имперства, эпохи «Наших», эпохи штурма телебашни и Вильнюса. Вот тогда мы с ним стали смертными врагами. И этот Ландсбергис, надо сказать, исключительно умный тогда – негодяй, сейчас я уже понимаю, что нет, ещё неизвестно, кто из нас негодяй больше. И он, собственно, очень грамотно, очень жёстко и очень предметно расписал распад России. И почему это обязательно произойдёт.

В общем, я могу сказать, действительно, исход вероятен именно такой: именно развал, именно распад. И почему, собственно говоря, и нет? Ведь проблема-то не в международных кознях, совершенно не в хамстве Лаврова, не в чём-то ещё, а просто Россия – очень слабое государство, безумно слабое государство, слабое на каждом шагу. Ландсбергис об этом не сказал. Ландсбергис, мой старый враг, он витает в высших материях, он не замечает очевидного. Но я так посмотрел внимательно и понимаю, что очень много явных примет дикой слабости. Россия себя позиционирует монстром, гигантом, силой. Но это же фейк. Массово издеваться над беззащитными – это не сила. Бить безоружных – это не сила. Сажать бесправных – это тоже не сила. Озлобить, затравить, а потом карать за то, что огрызаются – это тоже не сила. Репрессировать и истреблять журналистику и прессу – это не сила. А режим только этим и занят. Конечно, легко избивать студенток, пенсионерок, но это истерика и трусость и бесконечная слабость.

Великие державы, скажу я, они Навальных не бояться и роликов на YouTube тоже, как правило. Великие державы, опирающиеся на величие, на экономическую, на социальную мощь, на благополучие, на заинтересованность всего народа в вечности режима, они ничего не боятся. Великие державы обманом не формируют парламенты из послушных слабоумных фриков. То есть мы видим в России на каждом шагу приметы дичайшей слабости и неуверенности. А 600 тысяч дуболомов Росгвардии, организации для избиения, а если потребуется, то и для расстрела народа – это тоже не примета силы, а примета страха и дикой неуверенности. И вот это всё количество тупых мордоворотов – тысячи генералов, легионы черносотенцев, дующих в одну дуду по кремлёвской методичке пропагандонов – это всё не сила. Все эти люди первыми разбегаются. Я же видел, как это всё было в СССР и как это все происходило в развале СССР. КГБ было, армия была, всё было. И все эти спецназы, они тихо шевелили своими героическими усами из-под плинтуса.

Так что вот старый мой враг, хитрый мой Ландсбергис, в общем, всё, как всегда, увидел – и всё, как всегда разглядел.»

Mobile Sliding Menu