Александр Невзоров: перед выборами политики начинают свои брачные игры с избирателем

In Мнение

Вчера историк и журналист Александр Невзоров на своём Невзоров ТВ и в эфире Эха Москвы коснулся темы предвыборной борьбы и засидевшихся в президентском кресле людей. В Эстонии с «выборами» президента – назначением его узкой группой лиц в партийных закутках – всё хуже, чем когда-либо раньше: мы до сих пор не знаем, кто бы это мог быть, поэтому нас может ожидать неприятный сюрприз – как и в прошлый раз, в последний момент из шляпы фокусника вытащат на свет божий нового зайца. Или, что ещё хуже, старого, потому что такая опасность реально существует – усердно раскалывавшая эстонское общество Керсти Кальюлайд не получила обещанной ей очень хлебной должности в евроструктурах и поэтому не прочь остаться на второй срок в Кадриорге, так как лучше уж синица в руках… У нас готовится свод законов о подавлении любого личного мнения граждан, которое можно будет расценивать как разжигание розни, и на подходе законодательный намордник для прессы, причём в качестве главных цензоров рассматриваются опытные и проверенные кадры из ЦК КПЭ. Александр Невзоров с такими делами знаком не понаслышке:

«Россия – это тот удивительный зоопарк, где гиены рассаживают людей по клеткам, а страусы работают ветеринарами – это абсолютно точно. Это я про призыв Жириновского арестовать меня как главную угрозу для государства, поскольку именно мой язык должен прикончить Россию. Нет, все мы обязаны каждую секунду быть готовыми к аресту. Мы к этому уже привыкли, свыклись, сжились, приняли все меры. С этим всё нормально.

Но вообще не забывайте, что абсолютно все политики начали свои брачные игры с избирателем, наступил этот период. А брачная игра политических животных, она предполагает очень много разных экзотических выходок и экзотических реплик. Он вообще добрый дядька. Но у него, как и у всякого политика, очень большой хвост маразма павлиний, который он умеет распускать. Вот он есть почти у всех, но вот у Жирика он отличается и цветом, и переливчатостью. Он конечно под солнцем думы несколько выцвел за все эти годы, но я думаю, что на один срок его соблазнительности хватит. И главное, что на любой политический товар, на любое политическое заявление в России найдется свой потребитель – и на призывы арестовать меня, на призывы, например, уничтожить, например, Германию.

Тому же самому Жирику можно залечь опят в джакузи с розовыми и гибкими мальчиками, и тоже найдется референтная группа, которая будет в полном восторге, и каждый представитель этой группы начнет судорожно, что называется теребенькать свой бюллетень. Обязательно.

Они все находятся в таком измененном состоянии сознания – политики. На них вообще все действует. И как мы понимаем, по всем психушкам очень трудно найти больных, которые бы не мечтали расправиться с врачами и санитарами, потому что есть диагнозы, при которых каждый укол, каждая клизма воспринимаются как личное оскорбление больным. С этим тоже ничего не поделаешь.

И вот всю эту симптоматику мы наблюдаем у доброго, но забавного Жирика. Ничего страшного, потому что вот эти все папки с орлами на доклад, дешевые сосиски в столовой, мигалки, они все вводят в заблуждение и заставляют начинать верить в себя как в вершителей судеб. Они дают им ощущение своей полной небесности. Но им, конечно, надо периодически остужаться. И вот посмотрите, как здорово, как классно получилось с Макроном. Посмотрите, как Макрон сразу заговорил, как приосанился, улыбается нормально. Мы говорим о той пощечине, которую президент Франции получил вполне заслуженно от какого-то избирателя. Но вообще-то периодически получать по мордасам президентам очень полезно. Это может, во-первых, их вернуть немножко в реальность. Потому что все эти проделки снайперов, кровища, дырки во лбу, стоны, они имеют, во-первых, и обратное действие – мастерят лишних мучеников. Во-вторых, сегодня это в годы ТикТока это излишняя драматургия. То есть если он успеют уж как-то особо эффектно поагонизировать для тиктоковского ролика.

Вот смотри, с убийством действительно не надо, но вот этот аккуратный, легкий мордобойчик, он является лучшим, конечно, способом напомнить любому президенту о его основных обязанностях, потому что среди президентов очень часто встречаются особи, которые увлекаются своими, как правило, абсолютно бредовыми идеями. И как Жирик, они все начинают верить в священность своей персоны. Особенно это касается всяких многосрочных, многоразовых правителей, потому что многоразовик, многосрочник президент – это особый подвид президентов. Там съезд крыши просто абсолютно неизбежен.

И эта вменяемость и многоразовость – это вещи абсолютно несовместимые. А все бедствия стран начинаются с того, что президенты начинают верить в небесность и священность своей фигуры, в свою избранность и в свое обладание некой геополитической истиной. Ну, тут уж неизбежны тяжелые девиации. И обязательно придет задница той стране, где появился, скажем так, чиновник, который думает о себе так. Вот я бы рекомендовал оплеухи, пощечины, подзатыльники… Для президентов в качестве такой нормы демократии. Потому что демократия без всего этого вянет, она теряет свои основные потенциалы и своё более чем скромное очарование. То есть имело бы смысл задуматься о введении такой церемонии, вставлять боксерские капы им, куда надо, принародно. Может быть, это будет не очень приятно по первости, но должны быть какие-то издержки профессии. Вот на Макрона, действительно, подействовало абсолютно положительно. Он сразу стал вежливее. Слушайте, он ноги вытирает перед тем, как зайти в Елисейский дворец. Такого не было вообще никогда. Глазки блестят, здоровается с уборщицей. Явно лучше соображает.

Вообще, этого всегда не хватало. Потому что если бы когда-нибудь на Красной площади население бы пару раз повырывало бы усы Иосифу Виссарионовичу Сталину, покрутило бы ему нос, то, может быть, история СССР не была бы такой трагичной. Всё, как всегда, погубил этот избыточный, излишний пафос. Все надо постоянно десакрализировать. Это избавляет от маразма, чванства и так далее.

Но вообще, представьте себе на секундочку последствия пощечины Путину -произошло бы немедленное одномоментное извержение всех ведомственных и пропагандистских вулканов. То есть было бы извержение мегатонн раскаленной законодательной лавы, гнева, ужаса. Её бы потом отдали в Росгвардию как тренажер для отработки ударов ногой в живот. А потом в студии «России» Соловьев, Скабеева, он бы были березами. К двум березам привязывают, березы отпускают – и… Вот одной березой был бы Соловьев, другой была бы Скабеева. Они порвали бы, конечно, пенсионерку сразу. Ну, и понятно, что посмертно ее бы все равно судили по всем статьям.

Да, есть такая чудная книжка Таллемана де Рео. Он там описывает герцога, который взял и поцеловал какую-то даму. Дама тут же влепила ему пощечину. Он тут же поклялся, что он никогда целовать не будет, и она ему немедленно влепила другую пощечину, что было, кстати, совершенно справедливо.»

Mobile Sliding Menu