«Зеленый переход»: в приоритете должны быть люди

In Ида-Вирумаа

Самой горячей темой этой весны для Ида-Вирумаа является, конечно же, тема «зеленого перехода».  Правительство устраивает виртуальные «Дни справедливого перехода»,  муниципальные власти надеются на финансовые  вливания, предприниматели  пишут бизнес-планы  в надежде получить субсидии для развития. Правительство обосновывает необходимость перемен  тем, что «зеленый
поворот» расширит  возможности новых технологий и направлений в бизнесе, защитит окружающую среду и обеспечит лучшее качество жизни. Действительно, на первый взгляд  кажется, что предложенный «поворот» – целесообразная и даже благородная идея.

К тому же министры рассказывают через СМИ жителям Ида-Вирумаа о будущих переменах, называя огромные суммы инвестиций – 340 миллионов евро только в рамках фонда Справедливого перехода (СП), а если брать все инвестиции, которые государство и ЕС намерены вложить в регион, то цифра может достичь и нескольких миллиардов!  Особенно нравится чиновникам подчёркивать, что по сравнению с другими странами ЕС, Эстония получает из Фонда СП больше всего денег на душу населения.

Однако партия EKRE не разделяет этот крайне оптимистичный взгляд на ситуацию. Мы не одиноки в своих оценках. Такой крупный предприниматель как Тийт Вяхи тоже полагает, что полный отказ от сланца принесет в регион Ида-Вирумаа больше проблем, чем позитивных моментов.

Если отбросить эмоции и воодушевление по поводу европейских денег на инвестиции, то можно увидеть суть происходящего: такая глобальная трансформация нарушит исторически сложившиеся устои региона, нарушит годами складывающуюся жизнь населения и основы экономической независимости Эстонии.

Прежде всего стоит задать себе простой вопрос: что будет с работниками сланцевого и смежных секторов? Сланцевый сектор в настоящий момент показывает стабильно высокие (выше средней по региону!) зарплаты. По оценке Министерства социальных дел, в отрасли работают примерно 5 800 человек, в их семьях проживает около 16 000 человек. Во многих семьях работающий в сланцевой отрасли является единственным кормильцем, потеря работы или уменьшение дохода которого скажется на тысячах семей. Не стоит обольщаться заверениями чиновников, что на переобучение работников сектора и создание новых рабочих мест выделены значительные суммы. Что конкретно произойдет с каждым оставшимся без работы? Несомненно, не все шахтеры смогут переобучиться на айтишников или сварщиков. Печальный опыт сокращений на Кренгольмской мануфактуре уже показал, что, даже получив образование ландшафтного дизайнера, охранника или продавца, человек не обязательно находит новое место работы. Причем с такой зарплатой, которая была бы равной утраченному доходу. Новые рабочие места на высокотехнологичных предприятиях, о которых говорят в правительстве (если они ещё будут созданы!), наверняка потребуют других навыков и рабочего опыта, чем имеется у тех, кто останется без работы. В итоге сложится ситуация, когда, несмотря на выделенные средства, люди останутся наедине со своими проблемами. Появление вместо крупных предприятий мелких фирм повлечет за собой снижение зарплат и обернется экономическими и социальными проблемами.

Лично я уверен, что государству необходимо сохранить сланцевый сектор в интересах социальной стабильности и экономической независимости. Сланцевую отрасль следует поддерживать и развивать на основе новейших технологий, обеспечивая занятость высококвалифицированных рабочих рук и сохраняя социальную удовлетворенность. Мы согласны со скептиками, которые полагают, что Эстония не сможет полностью перейти на зеленую энергию к 2035 году, как это сейчас планируется. Партии, входящие сегодня в правительство, центристы в том числе, говорят общественности, что сейчас самое важное – это совершить «зеленый поворот», а там видно будет, что будем делать с шахтерами. Партия EKRE говорит: хорошо, пусть «поворот» совершается, если он необходим, но сначала мы должны подумать о людях. Я думаю, что наша позиция находит понимание среди избирателей.

Есть и другой аспект проблемы. Земные недра всей северной части Эстонии содержат в себе слой полезных ископаемых под названием граптолит-аргиллит (GA), который богат множеством ценных металлов и который – при наличии подходящей технологии – можно было бы добывать, считают эстонские ученые. Имеющийся в Эстонии граптолит-аргиллит содержит такие технологически очень важные редкие металлы, как ванадий, молибден и цинк и в небольшом количестве также редкоземельные металлы – церий, лантан, празеодим, европий, тербий, эрбий и самарий, которые играют очень важную роль в современных устройствах аккумулирования энергии. По ориентировочной оценке, в наших недрах содержится порядка 60 миллиардов тонн граптолит-аргиллита. Удивительно, но сегодня министр от Партии реформ не может сказать, что станет с нашими полезными ископаемыми и кто будет их добывать в дальнейшем. Искоренив во имя «зеленой революции» целую отрасль и квалифицированную рабочую силу, мы рискуем потерять бесценный опыт и наработки в этой отрасли.

С развитием технологий через некоторое время наши природные ресурсы обязательно будут востребованы. Но, очевидно, если «зеленый поворот» пройдет так поспешно и радикально, как это планируется, то добывать наши национальные богатства придется иностранным рабочим. Смею предположить, что рабочие эти приедут из зарубежных индустриально-развитых стран, которые не станут слишком много церемониться с нашим государством, сведя нас до уровня африканских стран. Утратив целые отрасли, горнодобывающую и перерабатывающую, мы сами добровольно откажемся от распоряжения собственными национальными богатствами. Хотим ли мы для Эстонии судьбы африканских стран?

Янек Одинец

Mobile Sliding Menu