Шампунь — наш!

In За рубежом

Антон Орехъ, Эхо Москвы

Когда дорожают гречка, сахар и морковь, обсуждать проблемы французского шампанского в российских магазинах довольно забавно. Подавляющее большинство соотечественников никогда этого шампанского не пили, а большинство из оставшихся позволяют себе выпить один раз в Новый год, когда мы вообще стараемся чем-то себя порадовать.

После того, как Россия ввела продуктовые санкции, россияне и так уже привыкли к тому, что многие продукты исчезли из ассортимента навсегда. Но опять-таки, народ наш, веками голодавший, рад уже тому, что какая-то жратва в магазинах есть, а хлебом и макаронами пузо всегда набить можно. И водки выпить, а уж точно не шампанского или игристого – как его не называй. Удивительное новшество в истории с пузырьками состоит в том, что, кажется, в России впервые на законодательном уровне решили назвать черное белым. Шампанское – это напиток, который производят в Шампани — и только там. И до сих пор компромисс с французами состоял в том, что в России писали слово «шампанское» на своих бутылках кириллицей, а это как бы не одно и тоже. Но теперь компромиссов не будет!

Мы в России просто запрещаем французам использовать французское слово и говорим, что это слово теперь наше. Шампань – не Крым, ее так просто в родную гавань не вернешь, но можно отобрать у нее имя! До такого россияне прежде действительно еще не додумывались. Естественно все сразу стали гадать, когда мы запретим немцам называть свои автомобили «мерседесами» и распорядимся называть «мерседесами» только те машины, которые сделаны в Тольятти?

И когда настоящими «гуччи» и «луи виттонами» признают только ту продукцию, которую смастерили в бирюлевских подвалах и продают в переходах метро? Перефразируя бравурную советскую песню, «мы хотим всем товарам наши русские дать имена».

Хотя не со всеми это получится. Вот мы бы и хотели запретить называть айфон айфоном, но, к сожалению, Россия никаких телефонов не делает, чтобы их можно было переименовать во что-то приличное. Впрочем, наверное, удивляться все-таки не стоит. В России, например, узаконили производство иностранных лекарств без патента.

И как красиво не называй – но это настоящее пиратство. Хотя таблетки все-таки важнее шампанского и пациентам всё равно, каким образом их спасут – лишь бы спасли. А если французы всё-таки окончательно прогнутся и согласятся ради прибыли с тем, что настоящим шампанским будет называться напиток за 200 рублей, сделанный сифоном из сивухи – что ж, значит, мы были правы, а всякие моёты и шандоны – просто слабаки.

Mobile Sliding Menu