Если ограбить и сжечь магазин, на следующий день он не откроется

In За рубежом

В среду погромы, грабежи и насилия в ЮАР продолжали распространяться на всё новые территории страны. В связи с массовыми беспорядками приостановил работу крупнейший нефтеперерабатывающий завод SAPREF в Дурбане, который производил около 35% всего топлива в республике.

До этого мародёры разграбили и сожгли завод корпорации LG, на котором собирались компьютерные мониторы и телевизоры, сообщил 14 июля южнокорейский информационный портал chosun.com. Местные жители – более 200 человек – ворвались на территорию завода LG в промышленном парке в Дурбане, разграбили его и подожгли. Количество жертв растет с каждым часом, арестовано свыше 1200 человек и более 70 убито. Полиция оказалась бессильна, некоторые её сотрудники присоединились к грабителям – и власти задействовали армию.

Последствия беспорядков уже сказались на национальной экономике. Южноафриканский рэнд, одна из наиболее стабильных валют континента, стал терять в цене и ко вторнику упал до трехмесячного минимума. Стремительно теряют цену и облигации государственного займа.

Также начались проблемы со здравоохранением. Медицинская служба ЮАР заявляет, что протесты сорвали кампанию по вакцинации против COVID-19. Затруднена помощь хроническим больным, нуждающимся в постоянном наблюдении. В охваченных народным бунтом районах подходят к концу запасы продовольствия. Этому способствуют как мародёрство, так и перекрытые дороги: разъярённые жители грабят и сжигают фуры десятками. Неизбежен топливный кризис из-за остановки нефтеперегонного завода, подобное развитие событий может привести к введению чрезвычайного положения.

Джейкоб Зума, бывший президент ЮАР, из-за которого заварилась вся эта каша, был связан со множеством коррупционных скандалов, обвинялся в сокрытии доходов и изнасиловании. То есть «народный герой» образца Джорджа Флойда.

Проводящие в отношении белых жителей ЮАР политику террора и геноцида коренные обитатели наивно верят, что если они ограбили магазин, то могут завтра опять прийти туда за едой и прочей добычей. У них странное представление о том, откуда на прилавках берутся товары, и как вообще можно их завезти в магазин, который они сожгли. Многие магазины мародёры грабят тогда, когда они уже горят.

Mobile Sliding Menu