А две головы лучше!

In За рубежом

В Белоруссии и России объявляют иностранными агентами, экстремистами и закрывают одно издание за другим, вычищая из интернета даже их следы. Производятся обыски и аресты журналистов, в России снимаются с выборов все мало-мальски оппозиционные кандидаты. Всё это делается под радостные клики, улюлюканье и заливистый лай скабеевых, поповых и прочих эфирных опричников. Журналисту Александру Невзорову это показалось знакомым.

«Вот те пропагандоны, которые сейчас ликуют, узнавая об арестах и обысках, они бы тоже не очень расслаблялись. Потому что я очень хорошо знаю историю Жана-Бедель Бокассы. Это знаменитый людоед, южноафриканский диктатор, который ел своих противников, который действительно постоянно употреблял человечину. При нём была команда прессы 40 человек. Там были французы, англичане, там были датчане, там были африканцы. Там были разные люди, это была интернациональная команда.

И вот пришел новый начальник службы безопасности, старый английский полковник, служить к Бокассе. И он обнаружил этот холодильник, забитый трупами, приготовленными для съедения, частично вскрытыми. И он повёл туда прессу. Он повёл туда эти 40 человек. Он был очень впечатлительный. И они увидели, что там не только африканцы, там белый турист с панамой и с фотоаппаратом, голый, но уже с отрезанными бёдрами. Случайно попал в суп.

Полковник, разумеется, на следующий день уже тоже отдыхал в этом холодильнике рядом с толстяком. А журналисты разразились статьями на рему: «Тайны императорской кухни». Кто-то восхищался великолепным редисом, кто-то описывал индеек. А был такой ещё Огюстен – француз, он всё время писал про дыни, которые выращивают благодарные подданные Бокассы и несут своему императору. И 40 штук журналистов всё время приглашали за стол, угощали отбивными, всякими котлетками. Но с каждой неделей, каждые три дня их, этих едоков, становилось всё меньше и меньше.

И вот этот Огюстен остался, который много писал про дыни. Он остался последним. И перед смертью оглушённый, он, вероятно, успел услышать, как над его телом переговариваются охранники Бокассы. Один спрашивает: «Это кто?» А другой говорит: «Это наша дынька».

Так что ни Соловьёву, ни Симоньян я тоже не рекомендовал бы расслабляться в России.»

Mobile Sliding Menu